Смотритель Горячего Ключа

Горячий Ключ – маленькое лесное чудо, затерявшееся в северной тайге. Вода в нём горячая. Ну летом ещё куда ни шло. А зимой? На сорокаградусном морозе из-под земли бьёт термальный источник, вокруг растекается озеро, не замерзающее даже в самые лютые холода. В нём резвятся краснопёрые окуни. У водоёма зимуют снегири и синицы, прилетают сойки и поползни.

Есть у этого озера с «живой водой» свой домовой, хозяин иначе… Это Иван Васильевич Шароглазов. Он досматривает за порядком, заботливо наполняет зерном и хлебными крошками кормушки для птиц, которые сам и установил, привечает зверей-подранков. А главное, даёт приют людям, одолеваемым хворями и душевными недугами.

Смотритель-то он не по штату – по призванию. Старик – пришлый на Севере человек, одинокий. Как-то в своих странствиях набрёл на живительный родник. И задержался тут надолго, прикипел душой к заповедному уголку.

Как разыскать Горячий Ключ? А… пара пустяков, беспечно машут рукой жители Чары. Зимой по скованной и усмирённой льдами реке Чаре добраться до посёлка геологов Сулумат, а там вам каждый покажет дорогу – восемь километров по таёжным меркам не расстояние. Впрочем, вас тут же предупредят, что в тайге бродит медведь-шатун, и последний раз его видели как раз в окрестностях термального источника. А с медведем шутки плохи…

Нет, не верьте в лёгкие маршруты на Севере. Я убедилась на собственном опыте, отыскать Горячий Ключ удаётся не каждому, хоть его местоположение и известно по карте.

У меня на это ушло… трое суток. Дорога по ледяной реке оказалась сродни путешествию за полярный круг. Посреди пути сломался вахтовый автобус. Шесть часов понадобилось на поиск запасной шины. Не так-то это просто сделать вдали от населённых пунктов. Ну вот, наконец, колёса переобули. Но… испортилась погода – завьюжило, и о продолжении поездки не могло быть и речи. Лишь на третьи сутки я добралась теперь уже на перекладных (попутных) машинах из Чары до Сулумата. Теперь до заветного источника рукой подать. Но охотников проводить до ключа не находится. Уже день на исходе. А у меня срок командировки ограничен. Вернусь, не добравшись до цели?

Читайте также:  Время не властно

Я даже всплакнула украдкой. Наконец, поздним вечером, меня взялся подвезти разбитной парень, шофёр водовозки: 

– А что? Рванём… Притомился за неделю, а ключевая вода бодрит.

Необычная это была поездка. Фары выхватывали из темноты на дороге две извилистые колеи, словно змеи петляющие, свивающиеся в спирали, пытающиеся увести в сторону, сбить с пути. Ветви берёз стегали по смотровому стеклу, корни сосен сплетались словно щупальца осьминога, а лапы стланика тянулись к колёсам машины, чтобы опутать, удержать, не пустить нас к заветному месту. Казалось, лесные стражи вопрошали: с чем едете, путники, с добром или зло учинить?

А были и недобрые гости у Горячего Ключа. Стоило только сойти с машины и внимательно оглядеть окрестности, чтобы убедиться в этом.

Вот здесь, по склону горы, проехался бульдозер, колеи от гусениц глубоко впечатались в землю. Лихач нарушил верхний слой почвы – природный плетёный ковёр из корней трав и кустарников, удерживающих оползни. Теперь в летнюю пору при затяжных дождях грязь с соседних холмов по проложенным бороздам будет стекать в озеро, образовавшееся вокруг термального источника.

Тут какой-то ухарь наломал веник из кустов черёмухи, густым кольцом укрывающей водоём от чужих глаз. Кустарники стоят теперь поникшие, словно беспомощные калеки с переломанными костями. А это что? Следы мазута на белом снегу! Так и есть, водитель слил остатки мазута в водоём. Сам-то поплескался прежде в чистой воде.

Таких «любителей» природы на час немного, но какой вред они приносят Горячему Ключу! Неровен час, погубить могут это лесное диво.

…Подъезжаем к роднику. Фары машины выхватывают из темноты деревянную избушку. А вот и её хозяин – крепкий, кряжистый старик. Дед Шароглазов сторожит Горячий Ключ восемь лет. Все эти годы он ведёт учёт его посетителей, сейчас число в его «поминальнике» достигло четырёхзначной цифры. Первозданная природа, как магнит, тянет сюда и коренных таёжников, и командировочный люд. Всем хочется подивиться на природное чудо. Паломники, среди них геологи, водители, строители БАМа, словно попадают в иное измерение, где нужно остановиться, прислушаться к журчанию струй в ключе, к музыке звёзд в ночное время. Прислушаться к себе.

Читайте также:  Ветеран геологии спустя полвека снова побывал на Удокане

Зимой среди посетителей всё больше охотники, те, кого в тайге помял зверь. До больниц и поликлиник далеко, а ключевая вода и впрямь целебная, раны быстро затягиваются. Случается, прибредают старики-тунгусы. У них в костях ломота, а купание в горюч-ключе снимает боль. Они об этом источнике с живой водой давно знают… не один век их предки прибегали сюда залечивать раны после схваток с хищными зверями, кости погреть, от ломоты в суставах избавиться. «Живая вода» помогла исцелиться многим. Но до сих пор лечебные свойства источника не изучены досконально специалистами.

Иван Васильевич разгородил своё жильё на две половины: в одной живёт сам, во второй разместил четыре койки для постояльцев. Да под навесом сложил из кирпича печь. Невелики удобства. А наплыв желающих испытать на себе целебные свойства источника не убывает.

Но вот мы и на месте, можно осмотреться. Суровые синие гольцы Кодара обступили озеро, к их подножию беспомощно прижались белые стволы берёзок – картина, редкая по красоте.

Обогрелись в избушке у жарко натопленной печи. Попили ароматного чайку, настоянного на листьях дикой смородины. И заслушались дедовских историй.

Да быль ли то или сказка? Здесь, в деревянном доме Ивана Васильевича, под треск поленьев в русской печке и неяркий свет керосиновой лампы, терялось представление о реальности. Смотритель ключа вёл свой неторопливый рассказ, а огромный чёрный кот настороженно блестел зрачками из темноты и, бьюсь об заклад, всё понимал!

– Как-то прибился на озеро селезень, подранок. Я ему крыло подлечил, но силёнок-то у него маловато ещё было. Так и остался зимовать у нас на озере. Кот Василий и мой пес Кодар с ним подружились. Мы и имя птице дали – Борис. Короче, прижился Борька у нас. На озерке плавал, с рыбой в догоняшки играл. Соскучится, в окошко стукнет: выходите, мол, на воздух вольный. Вот так и зимовали мы здесь все вместе. Одной семьей, можно сказать.

Читайте также:  В поисках родного слова

«Мурр, веррно», – довольно прищурил глаза кот Василий. Пёс Кодар положил морду на лапы и, казалось, улыбался.

– Но, так случилось, завернул на ключ по пути в Сулумат молоденький парнишка, шофёр. Вбегает ко мне в избу сам не свой. Увидел ружьё на стене, меня не слушает, срывает. 

И дед Шароглазов замолчал, надолго ушёл в свои думы.

– Ну, а дальше, дальше-то как было? – торопили мы рассказ.

– Дальше-то? – Иван Васильевич усмехнулся. – Схватились мы за ружьё: он с одной стороны, я с другой. Парень в крик: «Ты что, дед, ослеп, селезень на озере плавает!» Говорю ему: «Я-то не ослеп. У тебя, видно, душа незрячая. Наш это выкормыш, зимует он тут, от беды здесь спрятался. А ты, дурень, с пулями на него собрался кинуться. Неужели тебя мать с отцом доброте не учили?»

Скиталец этот в нашей «берлоге» задержался, ещё неделю жил, всё с рук пытался Борьку кормить.

Дед опять надолго замолчал. Вздохнул: 

– А наш селезень всё-таки исчез, не уберегли мы его.

Но в этот момент в окошечко часто застучали. Кот стремительно спрыгнул с полки и прильнул к стеклу. Пристально вглядывался в черноту за окном и дед Шароглазов: кто из птиц прилетел к кормушке? Или селезень Борька всё же отыскался, решил дать о себе весточку?

…Посёлок Сулумат жил совершенно другой жизнью, иными ритмами. Его жители встречали вахтовку из Чары, провожали на смену буровиков. Сойдясь в столовой, горячо обсуждали события рабочего дня. Но увидев незнакомых людей, вдруг теряли словоохотливость: 

– Можно бы и показать дорогу к Горячему Ключу. Да вот, говорят, в этих местах медведь-шатун бродит. Чего зря на рожон лезть? Вы уж послушайте нас, вертайтесь обратно, в Чару. Целее будете.

И я уже не сержусь на них. Наивная хитрость обитателей посёлка геологов да северное бездорожье помогают сохранить уникальный уголок природы от вторжения цивилизованных варваров.

Посёлок Сулумат, Каларский район, 1979 г.
Фото из открытых источников

Добавить комментарий
Войти с помощью: 
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов или покиньте сайт. Чтобы ознакомиться с нашей Политикой конфиденциальности, нажмите кнопку "Подробнее...". Чтобы принять условия, нажмите кнопку "Принять".
Принять