Долгожители земли Каларской: Моя бабушка

Печкина Анастасия Павловна. Это моя бабушка, мама моей мамы Венцель Лидии Ивановны.
Помню её очень хорошо. Придёшь в гости, она сидит на сундуке, ручки сложит. Ах, этот загадочный сундук с большим замком. Мне так всегда хотелось посмотреть, что же там внутри, а бабушка ключ носила на верёвочке, на шее. Я иногда успевала заглянуть, когда она его открывала. На крышке были фотографии наклеены, ещё какие-то картинки, и всё уложено аккуратно. Бабушка прожила трудную жизнь. Из её воспоминаний, которые я с трудом у неё выведала, жили они зажиточно по тем временам. Были у них работники, но и сами они трудились не покладая рук. Отец её дружил с купцами, что по зимнику на лошадях привозили из Бодайбо разные грузы. Делали обмен и возвращались обратно. – В 1919 году город Иркутск стонал от атамана Семёнова, который прославился своими грабежами, убийствами и прочими делами, – поведала мне бабушка. – Бандит Семёнов нахратил молодых девок. Кто мог, тот прятал своих детей. Вот отец тоже решил меня отправить из дому. Я красивая была, у меня коса была ниже пояса. Приехали в очередной раз купцы, он договорился с ними и отправил меня. Сказал, что как всё уляжется, он за мной приедет. Так я попала в Бодайбо, – подытожила свой рассказ моя баба Надя. Бабушка всё ждала, когда за ней приедут родные, но так и не дождалась. То ли все погибли, или что иное случилось, уже никто не расскажет. Года своего рождения и числа бабушка не знала, была неграмотная. Мы справляли ей день рождения 8 марта, прикинули по тем временам, что она примерно 1902 года рождения. Как она жила всё это время, неизвестно.
Читайте также:  Для Столяровых День геолога стал семейным праздником
Мама моя родилась в Таксимо в 1935 году, старшая тётя Мотя – с 1931 года, тётя Галя – с 1933 года, а вот год рождения тёти Фени не знаю. Она рано умерла. Когда переехали в Чару, был суд, и детей разделили. Моя мама и тётя Галя достались отцу, Печкину Ивану Александровичу. Он забрал детей и увёз их на Горячий ключ за село Чапо-Олого. Всю войну они жили в лесу, ловили рыбу и сдавали её в райпо. Дед был добрый, и жилось дочерям с ним хорошо. Они помогали ему во всём, чинили сети, собирали грибы и ягоды. Рыбы было много, отец сам стряпал хлеб. Всё это помогало им жить сытно, и голода у них не было. В 1946 году отец построил дом рядом с бабушкиным, они переехали в Чару, а когда сильно заболел, собрался и уехал один на Горячий ключ. Прожил он недолго, там и умер. Я, когда бывала в тех местах, всегда ходила на могилку к деду. Бабушке было трудней, она работала не покладая рук, вышла второй раз замуж за Терентьева Григория Яковлевича. Мужа забрали на фронт. Перед тем, как уйти, он усыновил всех детей, и бабушка, пока он воевал, получала паёк на детей. Моего дядю Лёшу бабушка родила, проводив мужа на фронт. Григорий Яковлевич погиб под Сталинградом и так и не узнал, что у него родился сын. Время было голодное, продукты по карточкам выдавали. Бабушка работала в райисполкоме. Однажды председатель Леденев пригласил её и сказал, что в «Красном таёжнике» в селе Кюсть-Кемда не хватает доярок. «Надя выручай, поезжай, хоть детей молоком будешь поить, всё будет легче. Война закончится, и я тебя обратно заберу в Чару». Когда война закончилась, они снова вернулись в Чару. Бабушка обшивала детей сама. Они драли кору ольхи, потом она её долго варила. Цвет получался тёмно-оранжевый. В полученном вареве красили мешковину, и бабушка из неё шила юбки и штаны детям. Ещё лапти носили, в них ходили в лес за ягодами, грибами, лука дикого много собирали. Характер у бабушки был суровый, с детьми она была строгая, и они её боялись как огня.
Читайте также:  Увеличена сумма регионального маткапитала
Как я запомнила, бабушка никогда не сидела без дела. Она очень хорошо вязала и пряжу пряла на веретене. Сидит носки вяжет, а на спицы совсем не смотрит. Я удивлялась, как она умудрялась петли не пропускать. А ещё бабушке приносили всякое тряпьё. Она заставляла меня резать эти тряпки на полоски и сшивать их. Из них она вязала на заказ коврики напольные. Я тоже захотела научиться вязать и долго уговаривала бабушку, чтобы она меня научила. Она долго сопротивлялась, пока, наконец, мама не купила спицы и пряжу. Бабушка показала мне два раза, как набирать петли и всё. Я сижу, путаюсь. И мне прилетает от неё такой подзатыльник, что аж искры из глаз. Потом, если я что неправильно начинала вязать, глаза уже сами закрывались, ожидая тычка. Зато за три дня махом научилась вязать. Мама меня спрашивала: «Как тебе охота получать затрещины?» Но желание научиться вязать было сильней. На улице у бабушки стояла печь, и когда она стряпала булки, пироги, хлеб, запах шёл по всей деревне. А какие они были вкусные – язык проглотить можно. В огороде у неё всё росло. Бывало, просим бабушку сорвать редиску, она уже большая. Она молчит, словно не слышит. Мы просим, просим, а когда уже домой собираемся уходить, смотрим, бабушка пошла в огород. Мы думаем, что вот сейчас пучок нам нарвёт, но не тут-то было – по одной редиске выдаст молча, зайдёт в дом и сразу закроется. И мы ещё умудрялись морковку воровать в бабушкином огороде.
Читайте также:  Золотое сердце, золотые руки
А ещё бабушка делала бумажные цветы. Когда умирал человек в деревне, все шли к ней и заказывали венки. Так умело и красиво у неё получались цветы! Я наблюдала за её руками, и она только мне разрешала помогать ей. На всякий случай я садилась от неё подальше, чтобы она не смогла меня достать для оплеухи. Помню: где сейчас остановка, напротив казначейства, стоял дом. В нём жили Липатовы Анатолий Тимофеевич и Александра Павловна. Они держали домашних коз, и был у них козёл. Он был очень злой, его боялась вся деревня. Мы, дети, его постоянно дразнили, потом бежали от него врассыпную. За что я дома часто получала. И вот однажды мы довели козла до кондиции и уже поздно увидели, что навстречу этому козлу шла моя бабушка. Это было как в старинном кино. Моя бабушка бежала, но если бы не крыльцо больницы, на которое она взлетела, козёл бы своими рогами – а они были огромные – закатал бы её. Мы, конечно, все – влёжку от смеха. А придя домой и увидев бабушку с дрыном, уже я бежала от неё, но успела получить сполна. Прожила моя бабушка долгую и очень трудную жизнь. До последнего она всё куда-то спешила. В 1997 году, в апреле, на родительский день, умерла наша баба Надя. Было ей 95 лет.

Любовь МАКОГОНЧУК

Комментарии: 1
  1. Ульяна

    Как звали маму понятно, упомянули. А рассказ-то про бабушку, как звали ее? Очень глупый рассказ-про свое детство не забыли упомянуть, а у бабушки даже нормального имени нет, вообщем ни о чем …

Добавить комментарий
Войти с помощью: 

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
ВНИМАНИЕ! НА САЙТЕ РАБОТАЕТ ПРЕМОДЕРАЦИЯ КОММЕНТАРИЕВ: ваш комментарий пройдёт предварительную проверку перед публикацией. Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", вы даёте согласие на обработку персональных данных и принимаете политику конфиденциальности.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов или покиньте сайт. Чтобы ознакомиться с нашей Политикой конфиденциальности, нажмите кнопку "Подробнее...". Чтобы принять условия, нажмите кнопку "Принять".
Принять